Андрей Пакин: «Не хочу быть музыкальным преступником»

Тромбонист Андрей Пакин рассказал «МК в Волгограде» об уникальности инструмента и почему он ни за какие деньги не способен писать песни с нецензурным содержанием. Андрей – первый музыкант в семье. Его путеводителем в этот удивительный мир звуков стал известный волгоградский тромбонист Вадим Ворох, рассказавший однажды подростку об этом духовом инструменте.

Андрей Пакин: «Не хочу быть музыкальным преступником»

Мотивировала армия

– Андрей, когда случилась первая встреча с музыкой?

– Точкой отсчета своего музыкального пути я считаю оркестр Янг-Бенд под управлением Сергея Михайловича Гугушвили – это не только замечательный человек, но также великий джазовый импровизатор и дирижер нашего города. Я всего-то играл там на тромбоне, но с этим оркестром я получил зрительское признание и уважение к себе как к музыканту. Параллельно с выступлениями я учился в ВМИИ им. Серебрякова по классу тромбона. Спасибо Малюху Владимиру Васильевичу за вклад в мое развитие как музыканта и становление как профессионального тромбониста.

– Почему вы выбрали именно тромбон?

– Однажды к нам в гости пришел друг семьи, человек с высшим музыкальным образованием Вадим Ворох – тромбонист, игравший в Волгоградском Combo-jazz-band под управлением Анатолия Воронова. Мне было лет 13, и к музыке я относился только как слушатель. Тогда Вадим Васильевич завел разговор, о том, как здорово освоить тромбон, потому что потом все остальные инструменты покажутся легкими для освоения. В заключение нашего разговора я уже был готов учиться играть на тромбоне. Смотивировала меня тогда не только музыка, но и, как ни странно, армия, потому что музыкантом быть в армии лучше, чем кем бы то ни было.

На тот момент этот аргумент сработал для меня отличным стимулом, но в военный оркестр я, конечно, не попал. В армии служил на должности системного администратора и помощника судьи.

За два года экстерном мне пришлось освоить музыкальную школу, брал уроки репетиторов, чтобы поступить в институт искусств им. Серебрякова. И у меня получилось! Благодаря тому, что я побеждал в различных конкурсах и протекции Вадима Васильевича – меня там уже ждали с распростертыми объятиями.

Но на тромбоне я не остановился – играю дополнительно на трубе, клавишах и пою. Именно в вокал и создание авторских песен я сейчас особенно вкладываюсь и духовно, и материально.

И в опере, и в джазе

– Чем привлекателен тромбон по сравнению с другими инструментами?

– Во-первых, тромбон универсален – он используется практически везде: и в опере, и в джазе, и даже в современных композициях. Певица MARUV использовала тромбон в своем хитовом треке и сделала этот тренд популярным на сегодня. Дальше тренд подхватил Артур Пирожков и остальные звезды эстрады. У меня, конечно, тоже есть песни с использованием тромбона и теперь это моя главная фишка, которую я использую для создания своего образа. Вот так получилось, что я играю на самом трендовом инструменте начала ХХ века.

Во-вторых, мне нравится все самое гениальное и простое. Например, из оружия я предпочитаю автомат Калашникова (АК47), а среди духовых инструментов выбираю тромбон. С одной стороны этот инструмент имеет простейшую конструкцию, а с другой, на нем сложнее всего играть – его сравнивают с виолончелью или скрипкой по сложности. У него нет кнопок, а только кулиса с непонятным для всех новичков звукорядом, которая к тому же не фиксируется ничем и может вылететь в любой момент. Мало кому удается сразу извлечь хотя бы одну ноту из этого инструмента.

Появление тромбона относится к XV веку. Его предки – кулисные трубы, при игре на которых у музыканта была возможность передвигать трубку инструмента, таким образом, получая хроматический звукоряд. Эти трубы использовались для удвоения голосов церковного хора, учитывая сходство тембра трубы с человеческим голосом. Нужно только было достичь сходства интонации, для чего и сделали кулису, дающую хроматизм и вибрато. В-третьих, его уникальность: на тромбоне можно исполнить идеальное глиссандо, то есть сыграть плавное скольжение от одного звука к другому, которое можно услышать в композиции «Вдоль по Питерской» и в мультфильме «Малыш и Карлсон».

– О чем ваша музыка, для кого она?

– Моя музыка и песни для людей всех возрастов и поколений. Что-то мне приходит во сне, что-то я пишу целенаправленно и потом дорабатываю со своими коллегами по цеху. Сейчас я пишу не только современную танцевальную популярную музыку, под которую танцуют в клубах, но и духовную на стихи прекрасного поэта Валерии Анатольевны Алфеевой. Музыка приходит сама в момент прочтения ее стихов. Уже прозвучали с симфоническим оркестром и хором два ее произведения: «Плачут Ангелы» и «Осанна в Вышних». А еще у меня есть композиции в жанре современного шансона, которые очень любят мои поклонницы.

У меня своя студия звукозаписи в Волгограде и я стараюсь записывать максимально качественную музыку и песни, чтобы внукам не было стыдно за творчество своего деда.

Мост от популярной музыки к духовной

– Как много музыки у вас в течение дня? Она вас расслабляет или тонизирует?

– Музыки довольно много, она меня тонизирует и вдохновляет на новые свершения. Я редко слушаю в удовольствие других исполнителей – это нужно, скорее, для анализа. Я не работаю с агрессивной музыкой, и с той, в которой присутствуют нецензурные выражения. Все заказы подобного рода принципиально игнорирую, независимо от сумм. Я не хочу быть преступником в музыкальной сфере. Все же у меня классический фундамент, и я бы хотел нести нечто более культурное в массы. Однако очень хочется составить конкуренцию Моргенштерну и Элджею, поэтому я пишу для современной молодежи на их языке. И очень хочу построить мост от популярной музыки для молодежи к духовной.

Чайковские и Рахманиновы среди нас

– Вы азартный музыкант? Сколько у вас за плечами конкурсов, побед, помните?

– Наверное, я даже слишком азартный человек. Я выигрывал множество творческих конкурсов и не только вокальных. Среди трофеев была машина, поездки за границу и дорогая бытовая техника. Оказывается, творчество может приносить неплохой доход. Первая моя победа случилась на областном конкурсе тромбонистов, затем с оркестром Янг-Бенд мы побеждали и занимали призовые места практически на всех фестивалях, где принимали участие.

Со временем я стал участвовать в других конкурсах – со своими стихами и фотографиями – и это тоже приносило плоды и призовые места. Недавно я стал победителем во всероссийском конкурсе песни от известных компаний, продающих технику. В подарок я получил профессиональную полнокадровую камеру, о которой и мечтать не мог. А суперсовременный компьютер для написания музыки от Apple я выиграл в конкурсе стихов, который организовала одна из местных продуктовых сетей. Денежные призы тоже не редкость, так однажды я выиграл 100 тыс. руб. на реализацию своих творческих планов. Сейчас моя цель – это «Золотой граммофон».

– Значит, музыка для вас, прежде всего, работа, или что-то еще?

– Помимо конкурсов и коммерческих проектов я занимаюсь благотворительностью. В прошлом году принимал участие в благотворительном конкурсе «Свет юной звезды», на безвозмездной основе участвую в различных шоу нашего города. Принял участие в международном проекте, который стартовал в пик пандемии. Меня пригласил в качестве тромбониста Jonathan Guerstein. Он живет в Израиле – продюсер, аранжировщик, композитор и звукорежиссер. Идея проекта – собрать 20 музыкантов со всего мира, чтобы показать, что музыка не имеет барьеров, независимо от того, насколько сложна глобальная ситуация с COVID-19. И я попал в это число музыкантов.

Сейчас я со своим бывшим коллегой из оркестра Иваном Аксеновым создаю музыкальный портал, куда каждый желающий сможет загрузить свою песню. Мы хотим способствовать развитию музыки в целом, потому что среди нас ходят такие же гениальные люди, как Чайковский или Рахманинов, но они сами не знают об этом.

фото из архива Андрея Пакина