Сколько вешать в граммах

В офисе по продажам разместился музей с безменами из гранат первой мировой

13.02.2013 в 11:18, просмотров: 2887

Многие из волгоградцев замечали огромную надпись «ВЕСЫ» на доме № 112а по пр. Жукова в Дзержинском районе. Но кто бы мог подумать, что там скрывается музей. Да еще какой!

Сколько вешать в граммах

Многие из волгоградцев замечали огромную надпись «ВЕСЫ» на доме № 112а по пр. Жукова в Дзержинском районе. Но кто бы мог подумать, что там скрывается музей. Да еще какой! Он работает с 2009 года и создан на базе Волгоградского завода весоизмерительной техники. Абсолютно бесплатно там можно посмотреть на многочисленную коллекцию весов. Как утверждают его сотрудники, аналогов выставки нет в России.

 

Романтичный прибор

Коллекция сформировалась во многом благодаря директору завода Евгению Остапенко.

 

– Сначала у нас был красный уголок, посвященный весам. Потом их становилось все больше и больше, – говорит он. – Так зарождалась коллекция. Стало просто интересно собирать то, на чем, собственно, стоит наше производство. Раньше очень почиталась красота. Многие изделия делались с вензелями, с фигурками. Сейчас мы производим такие товары, в которые очень сложно внести какой-либо изыск. Даже нынешние современные стандарты мешают внести красоту – она для них чужеродный элемент. Техника, прогресс сделали все безликим. Все, что мы сейчас изготовляем, – все выкинется, переработается и ничего не останется, разве что фотографии. А ведь раньше не стремились к минимализму. Создавали особую атмосферу. Даже, казалось бы, таким неромантичным прибором, как весы. Да что там весы, даже русские гири, и те были разнообразные. Так, одни напоминали по форме граненый кувшин, другие были очень похожи на пирожное ром-баба, гири с гранями, усеченные пирамидки, с украшениями на кромке, конусовидные – фантастическое многообразие! Такими их производили в 17-м веке.

 

Коллекция собирается уже на протяжении 20 лет и насчитывает более 2 тысяч экспонатов. И музей продолжает пополняться. Так, когда сотрудники завода куда-то выезжают, то всем своим клиентам, дарящим им старые весы, делают приличную скидку. Народ с радостью меняет зачастую пылящуюся на чердаках старину на современные измерительные приборы.

 

Сейчас офис управляющей компании завода делит помещение с музеем. Сотрудники сидят в тесном соседстве с весами со всего света. Несмотря на то что все буквально забито приборами, невыставленных любопытных вещиц также остается немало. Вопрос с отдельным помещением для музея весьма актуален. Многие любопытные экспонаты теряются в этом огромном «измерительном» разнообразии.

 

W.H ESS ы

– Вот эти – мои любимые… – показывает Ольга Чистякова, закончившая филологический факультет педа, а сейчас работающая куратором музея, – польские весы системы Беранже.

 

Они богато декорированы драконами, русалками, грифонами – действительно, произведение искусств. Так украшались в середины 19-го века торговые весы системы Беранже, появившиеся благодаря французскому изобретателю. В обиходе, из-за формы, их прозвали «уточками».

 

Есть и весы фабрики Вильгельма Гесса, основанной в 1879 году, в городе Люблине. Это был один из крупнейших заводов Польши. Весы торговой марки «W.Hess», которые они выпускали, участвовали во всевозможных выставках и даже в 1882 году были награждены медалями в Москве.

 

Название по созвучию очень близко к слову «весы», однако история сего важного измерительного предмета уходит глубже – на 7 тысяч лет в прошлое.

 

Маленькие «камешки» за стеклом стеллажа – старейшие гирьки 12-14 веков. Рядом с ними – гири-разновесы. Они складываются одна в другую по принципу матрешки. Поодаль – гирьки-ульи. Такие складываются друг на друга, по 5-8 штук, и благодаря своему разному размеру в диаметре напоминают осиные домики. Есть чугунные гирьки-фунты с гербами.

 

– С конца 19 века в обязательном порядке ставилось проверочное клеймо. На нем значился год и номер проверочной палаты, когда и кто ее взвешивал, и что теперь она действительно соответствует стандарту и заявленному весу, – говорит Ольга о гирях.

 

Опиум под драконом

Притягивают взгляд причудливые гирьки в форме фигурок животных и драконов. Они приехали из Азии. Предназначены для взвешивания опиума, как и весы для него, которые лежат рядом. Вся эта композиция – под стать предмету взвешивания: в этих весах и гирьках-фигурках какая-то «нездешность», будто они из замороченного сна…

 

– Опиум в Китае был очень распространен. Практически каждый имел подобные весы у себя в кармане, – говорит Евгений Остапенко. – Мы их в Тайланде и купили. Работаем ведь и с зарубежными заказчиками. Поэтому в заграничных поездках всегда выбираемся на местные блошиные рынки, где покупаем весы. Так, например, помимо Китая, привозили их из Америки, Европы, Англии.

 

Есть и представители весов Роберваля – двухчашечные весы для взвешиваний, которые не требовали большой точности. Знаменитые весы имели в своей основе коромысло, однако их конструкция была значительно усовершенствована умницей Робервалем, которому первому пришла в голову идея поместить коромысло весов под чашами, а не над ними.

 

Весы для монет в виде качелей тоже довольно любопытный экспонат. У них есть фиксированный грузик. В зависимости от того, какую монетку кладешь, можно определить, фальшивая она, или нет. Причем из-за маленького размера устройство можно было положить в карман и достать, к примеру, в торговой лавке, усомнившись в подлинности мелочи.

 

Английские аптечные весы 18 века нашли свое ма-а-ленькое место на полке. У таких в качестве гирек использовались драхмы – мелкие монеты. Есть и маятниковые почтовые весы с указанием веса в лотах. Лот – дометрическая единица измерения массы, равная 12,8 грамма. Лот широко применялся при определении почтового сбора в зависимости от веса корреспонденции. Письмо помещалось на специальную площадку, под весом его тяжести механизм приводил в движение маятник, и показывался вес.

 

– Со дня своего появления почтовые весы отличались завидным разнообразием, – говорит Ольга Чистякова. – По всему миру были поданы сотни заявок на патенты. Но выпуск почтовых весов одной модели часто был ограниченным, а некоторые образцы и вовсе изготавливались в единственном экземпляре. Почтовые весы и безмены были характерны для Европы.

 

Взвешивает «лимонка»

В музее-офисе безменов тоже очень много. Например, знаменитые калужские. Первые упоминания о них относятся к концу 18 века, когда в Калуге возникла эта отрасль кустарного производства.

 

– Известно, что производство безменов имело промышленные масштабы, – говорит экскурсовод. – Продукция калужских мастеров не только удовлетворяла потребности местных купцов и торговцев, но и с успехом экспортировалась в другие губернии России. Наибольшее распространение получили металлодеревянные безмены. Более редкие из них – цельнометаллические.

 

Помимо формы калужских безменов не менее интересным предметом для изучения является выявление имен мастеров. К примеру, сегодня известно одно имя кустаря – Андрей Макаров.

 

– О нем можно сказать, что он занимался изготовлением декоративных безменов, украшенных изображениями оленей, птиц, двуглавых орлов, – говорит Ольга. – Безмены с инициалами «АМ» имеют маркировку 20-х – 30-х годов 19 века. Многие безмены содержат информацию не столько о мастерах, их изготовивших, а о своих хозяевах, что позволяет сделать выводы о предпочтениях того или иного слоя общества. Так, например, один из безменов, выполненный по заказу купца Мешкова, в длину был 69 см, имел декоративную круглую накладку и гвозди с фигурными головками. Другой безмен, который заказал священник Василий Воскресенский, был с бронзовым чехлом рукояти, что являлось большой редкостью.

 

Даже из куска дерева могли сделать безмен – очень примитивное производство от смекалистого народа. Другая сторона смекалки – использовать безмены из военных гранат. Довольно распространенное явление после первой мировой войны. Брали металлический прут, прикрепляли к нему гранату, а затем наносили точную шкалу. Но такие вот воинственные измерительные приборы оказались – символично – не столь долговечны. Зато подобные предметы лишний раз подтверждают: весы – это нечто большее, чем мы о них думаем.