По следам Шерлока Холмса

Волгоградский детектив заточен под результат

16.01.2013 в 11:39, просмотров: 3901

Он не играет на скрипке – потому что не умеет. Он не курит трубки – мама не разрешает. Тем не менее это отнюдь не мешает Александру Набатову быть самым настоящим сыщиком.

По следам Шерлока Холмса

Он не играет на скрипке – потому что не умеет. Он не курит трубки – мама не разрешает. Тем не менее это отнюдь не мешает Александру Набатову быть самым настоящим сыщиком.

 

Не забивайте «чердаки»

Когда-то Александр Владимирович был начальником отделения по борьбе с наркотиками в сфере организованной этнической преступности ОВД Краснооктябрьского района. В один не особо прекрасный, как ему тогда казалось, день он ушел с работы.

 

– Но душа лежала к этому делу, – признается он. – Подумал, посидел – и в марте 2007 года получил официальную лицензию на открытие детективного агентства.

 

Однако Шерлок Холмс для Александра Набатова – не пример для подражания. Он больше интересен как психологический типаж.

 

– Холмса интересней читать в более взрослом возрасте, – утверждает он. – Совершенно другое восприятие. Например, тот очень верно подмечает суть вещей: «Зачем забивать свой «чердак» знаниями, которые не имеют никакого практического применения».

 

И волгоградский Холмс, абсолютно справедливо, свой «чердак» всякой чепухой не забивает. А потому ему гораздо легче извлекать оттуда нужную информацию. Теперь уже он, в паре с многочисленными Ватсонами, не будучи рабами волокиты и рутины, подключаются к уголовным делам, которые у официальных органов по тем или иным причинам «не идут». Именно сотрудникам его детективного агентства удается поймать «глухаря» – раскрыть давние трудные дела.

 

– За прошлый год мы раскрыли 6 подобных дел, – говорит Александр Владимирович. – Например, на одном из волгоградских предприятий исчезла очень большая сумма денег. Потерпевшие обратились в органы. Безрезультатно. А мы заточены под результат. Все силы и средства идут на раскрытие дела. В итоге, мы весь персонал предприятия прогнали через полиграф и работали с теми, кого детектор лжи выделил. Деньги и виновных нашли.

 

Самая сложная задача для детектива – поиск пропавших без вести. Основной нюанс в подобной работе – официальное обращение родственников в милицию прежде, чем обратиться к сыщикам. И это не прихоть. Просто на заре детективной деятельности был у агентства случай.

 

– Приходит девушка, вся в слезах: «Свадьба у меня. Жених потерялся. Помогите найти». Как тут остаться равнодушным и не помочь счастью молодых, – разводит руками сыщик. – Мы его разыскали. Первое, что спросил «недопечённый» женишок: «Вы кто такие и почему вы меня, вообще, разыскиваете?.. Какие родственники меня ищут? У нас свадьбы не было, они мне никто». То есть вполне резонно, в общем-то, все сказал. Мы вторгаемся в чужую личную жизнь – на каком основании? Так что, заявление нам для подобного рода деятельности необходимо.

 

В дела амурные «лезет» сыщик и с другого бока. Например, когда супруги разводятся и кто-то из них пытается скрыть часть имущества.

 

– Бывшая жена одного очень состоятельного человека мне заявляла: «Я знаю, что у экс-муженька всего много, но неофициально или оформлено так, что не подкопаешься», – продолжает он. – Действительно, мы обнаружили у него большой пакет акций, и ему пришлось делиться с женой.

 

Солдатики удачи

По всему кабинету детектива расставлены маленькие фигурки солдатиков. Одни находятся на полке за спиной. Другие стоят над дверью.

 

– Сейчас вот собираю особенный выпуск, приуроченный к 200-летию Бородинской битвы, – улыбается детектив, показывая на фигурки. – 60 выпусков обещали сделать. Осталось еще 24 штуки. Два раза в месяц в киоск «Союзпечати» обязательно заглядываю и беру экземплярчик. А других солдатиков выбираю в разных магазинах города.

 

Увлечение Александру Владимировичу… подарили. Сломав голову, что преподносить своему шефу на День милиции, сотрудники взяли да и презентовали ему солдатика – на удачу. Наверное, какие-то скрытые струны затронули они своим подарком. Начало коллекции было положено. Вот уже третий год Александр Набатов пополняет свою коллекцию.

 

– Кто-то на аквариумных рыбок смотрит, а я, например, когда хочется немножко абстрагироваться от земной суеты, поворачиваюсь к своим солдатам, – говорит он.

 

«Моя часть была единственной в Северо-Кавказском округе внутренних войск, которая не потеряла ни одного человека»

 

Сыщики всех стран – объединяйтесь

В прошлом году Александра Набатова приняли в международное общество детективов. На конференции сыщиков многих стран волгоградец подружился с американским детективом Стивом Дудником.

 

– Конечно, в Штатах очень большие технические возможности, – делится он своими выводами. – Но там и законодательство частной детективной деятельности совершенно другое. Я бы еще поспорил, где лучше. У нас, согласно действующему закону, если я подключаюсь к уголовному делу, то обязан в течение 24 часов уведомить об этом орган, проводящий дознание по взятому мной делу. Кроме того, всю ту информацию, что мы «накопаем», я должен предоставить операм. В Америке – ничего подобного. Там детектив – абсолютно самостоятельная единица, имеющая право проводить расследования, возбуждать дела и направлять их в прокуратуру. Он не обязан ни с кем делиться информацией. Зато у них в тысячу раз труднее получить саму лицензию детектива – проще в космос полететь. У них нет одиночек-детективов, закон не позволяет. И поначалу они получают предварительную лицензию, то есть, по-русски говоря, испытательный срок, на протяжении которого детектив работает от какого-либо детективного агентства. У нас важно: наличие юридического образования или оперативного стажа не мене трех лет, состояние здоровья, несудимость – и все, лицензия на детективную деятельность твоя.

 

В основном, детективы – это бывшие работники полиции. Но бывают и настоящие уникумы. У Александра Набатова есть друг, которого он шутя называет Билл Гейтс. Тот занимался обеспечением компьютерной безопасности крупной организации в Москве и работал исключительно с информационными ресурсами и именно таким образом, не выходя из компьютера, расследует дела.

 

«Сань, представляешь, что они там провозят – ты же их все равно не досматриваешь». «Да, представляю. Но мне надо чем-то жертвовать. Зато у меня каждый день на заставе свежий хлеб». Еще теплый хлеб на войне!..»

 

Мозг – главное орудие выживания

Основная мысль, пожалуй, во всех литературных произведениях: мозги – главное орудие детектива. Возможно, благодаря своим способностям неординарно мыслить Александр Набатов не только возглавляет детективное агентство, а вообще, живет. У него за спиной две чеченские войны.

 

– Я начинал в спецподразделении внутренних войск служить, являлся кадровым офицером. Мы входили в январе 95-го в Чеченскую Республику. За 95-й и первый квартал 96-го я дома был 47 дней. Все остальное время – на войне. А потом, уже работая в милиции, на второй чеченской войне воевал.

 

В общей сложности у Александра Набатова было 5 командировок: три в первой чеченской, затем осетино-ингушский конфликт и еще одна пришлась на вторую Чеченскую. Он начинал командиром взводразведки, потом был командиром учебной роты, затем помощником начальника штаба специального батальона по боевой подготовке – обучал выживать своих солдат.

 

– Моя часть была единственной в Северо-Кавказском округе внутренних войск, которая не потеряла ни одного человека, – говорит он. – Все остались живы. Это ключевой показатель. Потом ее присоединили к Калачевской, а тогда мы были отдельной структурной единицей.

 

На войне бывало и смешно, и грустно. По словам Александра Владимировича, шла обычная жизнь.

 

– Американская журналистка приезжала в 95-м году, представитель журнала «Солдат удачи» в Москве, – вспоминает он. – Мы тогда стояли между селами Самашки и Серноводск. Журналистка ходила, смотрела: грязь, холод, сырость, с неба то ли дождь, то ли снег. «Как вы можете жить в таких условиях?» – ужасалась она. А у меня взвод состоял из хулиганов, тех, кого не успели посадить в тюрьму, а призвали в армию – «оторвы», абсолютно безбашенные товарищи, может потому-то и все живы остались… Так вот, все эти товарищи ходят за ней следом: «Ну что, будем с нами воевать?» Она поспешно: «Нет, нет – тут без вариантов». А потом маме моей позвонила, в Москву: «Видела вашего сына, он жив, здоров, привет передавал». Очень трогательно.

 

Александру Набатаву приходилось очень часто общаться с противоборствующей стороной. Действовать, принимая во внимание психологию противника.

 

– Старейшины, мула приезжали на переговоры, – вспоминает он. – Они прекрасно понимали, что если не найдется компромисс, им, мягко говоря, придется несладко. Тогда, кстати, Дудаева не особо многие и поддерживали-то. Он был генералом советской авиации, просто попал к власти и удачно воспользовался моментом. С Дудаевым не общался.

 

Однако Набатов был в числе лиц, которые обеспечивали проведение переговоров в станице Слепцовской Аслана Масхадова и тогда еще министра внутренних дел Куликова.

 

Война есть война. Приходилось и на компромиссы идти. Так, через них без очереди и без досмотра проходили три «пирожка», груженные хлебом.

 

– Контрразведчики как-то сказали: «Сань, представляешь, что они там провозят – ты же их все равно не досматриваешь». «Да, представляю. Но мне надо чем-то жертвовать. Зато у меня каждый день на заставе свежий хлеб». Еще теплый хлеб на войне!..

 

Вторая чеченская в 2001-м – была «совсем другой войной».

 

– Моя часть занималась освобождением заложников, – вспоминает он. – Я за это и звание майора получил, и наградное холодное оружие – армейский кинжал. Мы освободили шестерых заложников и две банды, которые занимались похищением людей, взяли. Главой клана, основной доход который получал от похищения людей и кражи нефти, был очень известный и влиятельный человек в Ингушетии. Тут шел чисто переговорный процесс – кто кого психологически передавит. Я благодарен людям, которые меня в этом деле поднатаскали, настоящие гуру психологии.