Достучаться до сердец

Зараженные болезнью XXI века уверяют, что жизнь прекрасна

26.02.2014 в 12:21, просмотров: 7979

– Ваш диагноз ВИЧ – положительный…

Сказанное отчетливо прозвучало в кабинете врача. На мгновение действительность исказилась. Мир вдруг стал таким зыбким. Накрывает удушье. Выдергивает откуда-то резкий запах нашатыря. Приходишь в себя. Рядом врач. Спокойный, невозмутимый. Он спрашивает так банально:

– Все нормально?

«Нормально?.. Что может быть нормально? Теперь… ».

Достучаться до сердец

– Ваш диагноз ВИЧ – положительный…

Сказанное отчетливо прозвучало в кабинете врача. На мгновение действительность исказилась. Мир вдруг стал таким зыбким. Накрывает удушье. Выдергивает откуда-то резкий запах нашатыря. Приходишь в себя. Рядом врач. Спокойный, невозмутимый. Он спрашивает так банально:

– Все нормально?

«Нормально?.. Что может быть нормально? Теперь… ». Но ты лишь выдавливаешь:

– Все хорошо.

Дальнейшие слова уже не слышишь. На автомате киваешь головой. Уходишь из больницы. Идешь по улице. Шок сменяется гневом. Ты не знаешь, на кого его выплеснуть. Потом захлестывает обида – почему я?.. не хочу… Но это новая данность. Ее не изменить. От осознания погружаешься в отчаяние.

Нечто подобное чувствуют многие, кто услышал о страшном диагнозе, сказанном в свой адрес. Нечто подобное происходило с волжанином Андреем Дьяченко.

Шоу продолжается

– О том, что я ВИЧ-инфицированный, узнал в 2000 году, – говорит Андрей. – Начался долгий процесс от самого осознания факта до его принятия. Были и шок, и гнев, и отрицание. У всех ВИЧ-инфицированных есть определенная ступень, которую нужно переступить.

Для того чтобы перешагнуть ее, волжанину понадобилось семь лет. Он одержал победу, которая дорогого стоит – победу над самим собой. С 2007 года парень начал принимать терапию. Ему удалось найти утерянную гармонию в душе. Он осознал, что с ВИЧ можно не только жить, но и быть счастливым.

– Сейчас мне 32 года, – продолжает Андрей. – Мне кажется, что жизнь изменилась в лучшую сторону. Я стал больше ее ценить: полностью отказался от спиртного, забыл даже вкус пива, о наркотиках и говорить нечего. У меня есть здоровый ребенок, есть ВИЧ-отрицательная жена. Несмотря ни на что, мы планируем беременность.

Андрей Дьяченко постоянно посещает врачей. На недавней консультации ему сказали, что даже ВИЧ-отрицательный человек может позавидовать его здоровью.

Начав заниматься постоянным изучением всего того, что связано с ВИЧ и СПИДом, Андрей пришел к выводу, что эта проблема очень актуальна. В особенности для его родного города.

– Но этим вопросом никто целенаправленно не занимался, – говорит он. – Разве что были какие-то «одноразовые» акции. Тем не менее, по статистике, Волжский – «самый ВИЧ-инфицированный» город в Волгоградской области. По данным регионального центра по борьбе со СПИДом за 2013 год, в Волжском проживает более 3-х тысяч человек с ВИЧ! Мне захотелось вернуть вкус к жизни всем этим людям, сказать им: «Господа, шоу продолжается, мир по-прежнему чудесен – пожалуй, даже больше, чем прежде».

Так возникла общественная организация «Единство», направленная на улучшение качества жизни людей, больных ВИЧ, а также профилактику заболевания.

Все к лучшему

Волжанин Дмитрий, главный консультант «Единства», считает, что он прожил несколько жизней: жизнь наркомана, криминальную жизнь, тюремную. Теперь для него началась еще одна. Новая. Ни на что не похожая.

– О болезни узнал давно, в 2001-м, – говорит он. – Тогда легко принял этот факт. Наверное, потому, что, собственно, на саму жизнь мне было наплевать.

На ту пору он отбывал наказание в местах лишения свободы – было дело, людей обманывал в разных лохотронах, за что и расплачивался. Как это ни странно звучит, болезнь повернула его жизнь в лучшую сторону. До этого он находился «в колонии со страшной обстановкой»:

– Это был «режимный» лагерь, – говорит Дмитрий и поясняет: – По сути, им управляли осужденные колонии при поддержке администрации. Их мнение было для новичков законом. Создавалось ощущение, что учреждение специально было создано под ломку людей «с авторитетом». Те, например, кто туда попадал, несмотря на погоду и самочувствие, сразу отсылались на плац, где должны были по пять часов маршировать и петь патриотические песни. И этот пример – капля в море. Поэтому отчасти я был даже несколько рад, что из-за болезни уезжаю оттуда – меня не сломали. Остался человеком. А в другой колонии я встретился с людьми, такими же, как я. И первую психологическую помощь я получал именно от них, от собратьев по болезни.

Со временем Дмитрий, как сам признается, поумнел. Отказался от всего именуемого пагубными привычками. Начал заботиться о себе, о своем здоровье. Получилось почти как в Библии: сначала возлюбил себя, а потом ближнего своего – он тоже примкнул к «Единству», став консультантом организации.

– Я вижу, сколько людей умирает, – говорит он. – Поэтому задача нашей организации – обратить внимание на проблему. Например, на то, что эпидемия – иначе не скажешь – вышла за рамки маргинальных слоев населения и начала распространяться на благополучную часть общества. Так, например, все больше ВИЧ-инфицированных наблюдается среди женщин 20-30 лет из хороших семей. Многие из них, узнав о болезни, просто не верят в ее существование. Они рассуждают примерно так: мы, мол, не пьем, наркотой не балуемся, не проститутки какие-то, откуда чему браться? Одна моя знакомая так затянула с неверием, что в тяжелом положении оказалась в больнице. Ее спасли. Но, к сожалению, много и таких, кто отправляется на тот свет, не поверив в диагноз и вовремя не начав лечение. Кроме того, есть информация, что среди инфицированных очень много мигрантов без гражданства – а как таким получать помощь?

Поэтому и взялись парни за создание организации, специализирующейся на этой столь актуальной для общества проблеме. Кому же как не им говорить об этом.?К сожалению, как показывает печальная практика, многие врачи не идут на контакт с общественными организациями. Медики считают, что выполняют свою работу – и этого достаточно. Никаких консультаций с пациентами – ни до теста на ВИЧ, ни после – в городе практически не проходит. Или об этом никто не осведомлен.

– Когда человек узнает об инфекции, он нуждается в поддержке, его надо направить в нужную сторону, – говорят парни. – Но этого у нас нет. Грубо говоря: ты ВИЧ-инфицирован? Твои проблемы…

Поэтому в Волжском, на улице Московской, 16 (миссионерская станция), открылась группа взаимопомощи, организованная «Единством». Каждый понедельник в 19.00 ВИЧ-положительные волжане собираются там все вместе. Они делятся друг с другом информацией, эмоциями. Один раз в месяц проходит открытая группа, которую посещают и здоровые, и больные. Кстати, Анна, жена Андрея Дьяченко, вместе с мужем участвует в акциях и тренингах, которые тот проводит. А на одном из подобных мероприятий Дмитрий познакомился с девушкой, тоже с ВИЧ. Вместе они уже более полугода. Парень собирается сделать ей предложение.

Проводят ребята и профилактические мероприятия. Так, недавно они собрали в одном из кинотеатров Волжского около 300 человек. На своем жизненном примере парни пытались донести до молодежи основную мысль: «Не будьте беспечными, как мы когда-то...»

Такие же, как вы

Общество к инфицированным относится настороженно. Словно дикий зверь, обнюхивает их и не признает. Общество привыкло жить по своим законам. Да, во многом оно не уступает зверю. Но любого зверя можно приручить.

– Осознав и приняв ВИЧ в себе, сталкиваешься с новым этапом, который нуждается в преодолении – с агрессивно настроенными людьми вокруг, – продолжает Дмитрий. – Как ведут себя люди? По-разному. Кого-то ломают. Но кого-то делают сильнее.

Парень перечисляет множество разных диких ситуаций «соприкосновения». Бывали случаи, когда врачи со «скорых», узнавая, что приехали на вызов к инфицированному, отказывали тому в помощи.

Бывало, что дочь рассказывала о болезни матери, а та просто закрывала ее в комнату, выделяла отдельную посуду и заставляла ее предупреждать, если та собирается куда-нибудь выйти, чтобы остальное семейство успело от нее спрятаться. От инфицированных сотрудников пытаются избавиться всеми правдами и неправдами – конечно же если начальник хочет кого-то уволить, он найдет повод. Такие примеры тоже есть.

– Наверное, поэтому люди с заболеванием стараются жить в так называемом закрытом статусе, не признаваясь о ВИЧ никому, что довольно тяжело психологически. В итоге людей, которые могут открыто сказать о своей болезни – в прямом смысле слова по пальцам пересчитать, – продолжает Дмитрий. – Но важно также и не замкнуться в себе, не «забить» на себя. Люди переживают несколько стадий осмысления своей болезни. И уже из состояния апатии, пожалуй, самой страшной стадии, их кому-то нужно выводить. И нам надо достучаться до них.

В последнее время Дмитрий замечает, что отношение окружающих к нему меняется в лучшую сторону. Возможно, это происходит потому, что парень сумел доказать – он такой же, как все.

– Близкие знакомые мне доверяют гулять с их ребенком, – говорит он. – А несколько лет назад все чуть ли не пальцем тыкали. Друзья также говорили мне, что некоторые из тех, кого я знал, боялись приглашать меня к себе в гости, из одного стакана со мной опасались пить… Я их не сужу. Но болезнь показала, кто тебе настоящий друг, а кто так, прибился.

Сейчас в планах у организаторов «Единства» – добиться открытия кабинета равного консультирования при каком-нибудь диспансере или медицинском центре. Подобный кабинет – особенное место, где больной ВИЧ может бесплатно пообщаться с человеком, знающим о проблеме изнутри.

«Единство» нуждается в поддержке. Есть люди, которые уже помогают организации, как, например, руководитель одной из фирм Андрей Мирошников, оказавший существенный вклад в создание сайта (edinstvo34.ru). «Единство» и в дальнейшем будет радо любой помощи.

Парадоксальная она, эта жизнь. Любит неожиданные повороты. Щедро преподносит их. Меняет – с поворотом на сто восемьдесят градусов – мировоззрение человека. Вот он обманывал людей – а теперь их спасает. Вот отрицал жизнь – а теперь ее проповедует. Сложная она. Но достойная любви и борьбы.