Волгоградский экс-ловец бродячих собак рассказал правду об этом бизнесе

«Со временем ловить и утилизировать агрессивных животных стало не так страшно»

2 декабря 2017 в 14:51, просмотров: 3148

Бывший сотрудник волгоградской службы по отлову животных пожаловался журналистам, что работал без положенной законом вакцинации и даже одно время сидел без зарплаты.

Волгоградский экс-ловец бродячих собак рассказал правду об этом бизнесе
фото: ИД «Волгоградская правда»

Как сообщает «МК в Волгограде» со ссылкой на «Родной город.ру», в прошлом году вокруг директора питомника для бродячих животных разразился скандал.

Мужчина заключил муниципальные контракты на один миллион рублей на оказание услуг по отлову, содержанию и уничтожению бродячих собак, но его работники поступали с ними не так, как было прописано в условиях договора. Прокуратура выяснила, что вместо того, чтобы содержать животное в течение 10 дней после отлова, сотрудники усыпляли и утилизировали их сразу.

Судебное разбирательство закончилось обвинительным приговором и тюремным сроком, но волгоградца выпустили раньше срока по амнистии, после чего он вернулся к работе.

В то же время зоозащитники включили его в неофициальный перечень живодеров.

– Им заняться нечем, кроме как поливать меня грязью. Когда у меня были десятки собак, они собирали деньги в интернете на их содержание, по моим самым скромным подсчетам, получили не менее двух миллионов. Но на собак они их не выделяли, – рассказал директор журналистам.

Сам же он раньше времени усыплял животных, потому что «они никому не нужны, зачем давать им напрасные надежды».

Бывший сотрудник питомника Николай Корчагин (данные героев публикации изменены. – Прим. ред.) пожаловался, что руководитель фирмы не устраивает их официально и не заботится о их вакцинации, как того требуют правила.

– Спросили только, здоров ли я, никакой санитарной книжки, никаких требований и вакцинации от бешенства, – рассказал Николай.

По его словам, начальство забрало трудовую книжку, но отметки туда не поставило – работали на доверии. Работникам выдают камуфляжную спецформу, рукавицы, рацию и духовое ружье (стреляет иглами с легким транквилизатором).

Бригада из трех человек работает по установленным правилам – до 9 утра в черте города. За одно пойманное животное фирма получает по договору две тысячи рублей, 150 из которых идут стрелку.

– В месяц у некоторых стрелков получалось по 60–70 тысяч, то есть это больше 400 отловленных животных, – рассказал Николай.

Раствор, которым стреляют в собак, нестойкий – зверь обездвиживается примерно на час.  

– У животного немеет тело, при этом собака очень хочет пить, вода нейтрализует транквилизатор. Поэтому зимой отлавливать сложнее – если собака падает в снег, она начинает машинально лизать его и приходит в себя уже минут через 10, – делится подробностями Николай.

После истечения тех самых 10 суток в тела собак снова вводится транквилизатор, их отвозят к ветеринару в госклинику. Врач считает животных и ставит заключение о необходимости вывоза тел в скотомогильник, который представляет собой одноэтажное здание с глубокой ямой внутри.

– Яма очень глубокая, дна не видно. Но когда она все же заполняется трупами, в нее вливают раствор хлорки, она разъедает содержимое могильника, – сообщил собеседник.

Невыносимый запах стоит на всей территории около здания, а туда заходят только в специальной маске. Николай ушел с этой работы спустя полгода после трудоустройства.

– Нам перестали платить зарплату, хотел жаловаться, но не тут-то было – нас не оформили ни по трудовой, ни по договору, – посетовал он.




Партнеры