Семейная пара похитила чужого ребенка, чтобы скрыть страшную смерть приемного сына

Ситуация в Чернышковском районе стала еще одним доказательством серьезных проблем в системе органов опеки региона.

12 мая 2017 в 17:11, просмотров: 3501

Всплывают все новые подробности жуткой истории в Чернышковском районе. Мужчина и женщина украли чужого ребенка в Ростовской области, чтобы подменить им погибшего приемного сына. Со слов приемной матери, мальчик умер, обварившись кипятком. Ребенка она закопала на окраине хутора. О том, что малыша нет в живых, в течение восьми месяцев не знали ни врачи, ни районные органы опеки.

Семейная пара похитила чужого ребенка, чтобы скрыть страшную смерть приемного сына

Киднеппинг по плану

Эта история шокировала всю страну. Семья Петровых (фамилии и имена изменены. – Ред.) из хутора Ярского Чернышковского района воспитывала четверых приемных детей. Оба не работали, но большой добротный дом содержали в порядке, вели приусадебный участок, держали скот. Петровы взяли под опеку в 2009 году родных брата и сестру, Мишу и Машу, а в 2014-м в доме появились совсем маленькие Никита и Костя.

О том, что четырехлетнего Кости уже восемь месяцев как нет в живых, стало известно после преступления, на которое решились муж с женой. 48-летний Николай и 47-летняя Наталия похитили 3-летнего ребенка в городе Морозовске Ростовской области, куда приехали на рынок за продуктами. Белокурый мальчик был очень похож на якобы бесследно пропавшего Костю. Мать семейства сумела убедить мужа и других детей в том, что Костю украла его нерадивая биологическая мать, когда тот играл в песочнице. При этом в полицию приемные родители о «похищении» не заявили, не проверяли семью и органы опеки. Об исчезновении мальчика не догадывались даже соседи Петровых.

– Детей у них хоть и много, но мы никогда не слышали ни шума, ни детского смеха, – говорят соседи. – Все ребята как запуганные были.

Вероятнее всего, на похищение мальчика в Морозовске супруги решились, когда подошло время планового медицинского осмотра и его отсутствие вызвало бы подозрение. Муж с женой стали подыскивать внешне похожего мальчика. Подходящий ребенок нашелся как раз в Морозовске.

Искали похожего

7 мая Николай с Наталией приехали на рынок – от хутора Ярского до Морозовска минут двадцать на машине. Случайно в толпе людей супруги увидели как две капли воды похожего на Костю мальчика, ребенок гулял с бабушкой. Николай распылил в лицо пожилой женщины газовый баллончик, мальчика Наталия затащила в машину. Все случилось настолько быстро, что никто из прохожих не успел понять, что произошло. Правда, кто-то запомнил, что госномера машины были из Волгоградского региона.

– После получения ориентировки по фрагменту государственного номера были проверены все владельцы автомобилей ВАЗ пятой и седьмой моделей, – комментирует Антон Корнаухов, заместитель руководителя пресс-службы ГУ МВД России по Волгоградской области. – Одна из таких машин и оказалась зарегистрирована на жителя хутора Ярского, где в ходе проверки на следующий день после похищения был обнаружен мальчик.

Перепуганного ребенка передали родителям – с 3-летним мальчиком все в порядке. Однако это история совсем не со счастливым концом.

Без хэппи-энда

Когда выяснилось, что 4-летнего Костю никто не видел уже восемь месяцев, следователи регионального СК ФР возбудили уголовное дело по статье «Убийство». В Чернышковский район выехали опытные оперативники и криминалисты, и к вечеру 10 мая останки Кости были обнаружены недалеко от дома семьи Петровых. В тот же день троих оставшихся приемных детей поместили в районную больницу до выяснения всех обстоятельств.

Детали гибели 4-летнего приемного ребенка Петровых шокировали даже видавших виды правоохранителей. На следственном эксперименте Наталия Петрова призналась, что собственноручно закопала Костю, который умер, обварившись кипятком.

– Костя с нами жил с 2014 года, все было хорошо, но в сентябре 2016 года случилось несчастье, – на видеокадрах оперативной съемки Наталия изображает раскаяние. – Дети были в комнате, я находилась на улице, готовила закрутки. На плите как раз кипятилась вода, и вдруг я слышу крик. Зашла на кухню – Костя стоит на табуретке, кастрюля на полу валяется. Ножки у него багровые, стопы красные – я тут же достала «Мирамистин», обработала раны и успокоила его.

Мальчика с сильнейшими ожогами женщина решила не показывать врачам. Говорит, испугалась органов опеки. «Вдруг заберут наших детей из-за моего недогляда, из-за этой халатности моей»,  – признается на камеру мать семейства.

Ревущего от боли Костю Наталия усадила перед телевизором. В следующие две недели у мальчика стала развиваться гангрена.

– Кожа покрылась корочкой, мы стали смягчающими мазями мазать, – рассказывает Петрова. – Потом заметила, что под корочкой гной, но врачей не стала вызывать. Утром 25 сентября я зашла в комнату к Косте и обнаружила его мертвым. Пока другой сын завтракал, я завернула тело Кости в комнате, а сама сходила и выкопала яму. Руки тряслись, я была в состоянии шока. Пришла и тело завернула, вынесла через задний двор на пустырь и закопала.

Когда домой вернулись старшие дети, женщина им сообщила, что Костя заболел и его увезли в больницу. Но спустя несколько дней заявила: ребенка украли, когда он играл в песочнице. В хищении она обвиняла биологическую мать мальчика.

Преступная халатность

Наказание для Петровых назначит суд. А вот местные чиновники органов опеки уже ответили за халатное отношение к приемным детям, помещенным в семью. В Чернышковском районе состоялось экстренное заседание под председательством замгубернатора Зины Мержоевой и волгоградского детского омбудсмена Нины Болдыревой. Своих постов лишились несколько сотрудников районного органа опеки, в отношении руководства и работников профильного отдела администрации Чернышковского района проводится служебное расследование. Выяснилось, что консультант отдела опеки, которая была куратором семьи Петровых, за два года навестила их только один раз.

– Врач-педиатр рассказала, что с января 2017 года она неоднократно приглашала приемную мать с детьми в больницу для прохождения осмотра и прививок, однако последняя каждый раз говорила, что не может прийти, а затем вовсе перестала брать трубку, – комментирует старший помощник руководителя СУ СК РФ по Волгоградской области Наталия Куницкая. – Педиатр регулярно информировала органы опеки о данных фактах, однако реакции от консультанта отдела по образованию, опеке и попечительству, курировавшей эту семью, не последовало. Сейчас эта сотрудница администрации имеет статус подозреваемой по уголовному делу о преступной халатности. Достоверно установлено, что за последние два года в семье, куда были переданы четверо приемных детей, она была только один раз – в марте 2016 года.

После событий в Чернышковском районе губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров инициировал всестороннюю проверку условий пребывания несовершеннолетних семей в замещающих семьях региона.

Кстати, после того, как историю с гибелью Кости осветили волгоградские и федеральные СМИ, объявилась его биологическая мать. 25-летняя Екатерина М. несколько лет назад уехала в Москву на заработки и с тех пор не интересовалась судьбой своих детей. Костя и его брат проживали с бабушкой, но когда семья осталась без крыши над головой, детей передали опекунам.

Ситуация в Чернышковском районе стала еще одним доказательством серьезных проблем в системе органов опеки в муниципалитетах. «МК в Волгограде» уже писал в одном из номеров о вопиющем случае в Котовском районе, где судимый украинец запрещал дочери, которую он повторно удочерил после очередной отсидки, посещать школу якобы из-за серьезного заболевания. 
Взрослый мужчина до последнего времени спал с 12-летней девочкой в одной кровати и ограждал ее от визита к врачам.
Представители органы опеки знали ситуацию в семье и предпринимали несколько формальных попыток поговорить с девочкой, однако им и в этом случае не хватило настойчивости, чтобы довести дело до необходимого результата. После выхода материала в отношении «странной» котовской семьи началась прокурорская проверка, о результатах которой мы расскажем после ее завершения.





Партнеры