Храм Александра Невского распишут в византийском стиле и повесят 15 колоколов

Работы по возведению будущего кафедрального собора идут строго по графику

13 марта 2017 в 12:39, просмотров: 908

Работы по возведению будущего кафедрального собора идут строго по графику. После выполнения фундаментных работ строители вышли на новый этап – они возводят стены будущего храма. Стало известно, что внутренне помещение соборного комплекса будет расписано в византийском стиле, а на башнях храма установят 15 колоколов.

Храм Александра Невского распишут в византийском стиле и повесят 15 колоколов

Общее дело

С начала строительства подрядной организацией уже смонтированы железобетонные конструкции подвального помещения и уложено свыше трех тысяч кубометров бетона, а также порядка двух тысяч фундаментных блоков. В настоящее время строители вышли на новый этап работ –кирпичную кладку стен будущего храма. На эти цели потребуется еще порядка шести тысяч кубометров строительного материала и около двух лет работы.

Для внешней отделки на одном из волгоградских предприятий произвели специальный кирпич повышенной прочности и морозостойкости. Его грани соответствуют геометрии старого царицынского кирпича, рассказали «МК в Волгограде» в подрядной строительной организации.

Губернатор Андрей Бочаров посетил в среду, 8 марта, стройплощадку будущего храма и на месте обсудил ход реализации проекта с подрядчиком. Напомним, что по предложению митрополита Волгоградского и Камышинского Германа глава региона возглавил попечительский совет по реализации проекта и лично контролирует все этапы строительства храма.

Восстановление разрушенной в 1932 году большевиками святыни ведется за счет пожертвований. Хотя начать этот процесс было не просто. Волгоградской епархии понадобилось 13 лет на то, чтобы идея восстановления кафедрального собора Александра Невского начала воплощаться в жизнь. Еще в 2003 году за трибунами в сквере на площади Павших Борцов был установлен камень в знак того, что на этом месте будет возведен соборный комплекс в честь святого благоверного князя Александра Невского. И только осенью 2015 года, благодаря личному участию Андрея Бочарова, дело сдвинулось с мертвой точки на публичных слушаниях был утвержден проект строительства храма.

Так как строительство храма издревле на Руси – дело общее и богоугодное, то меценатов, которые совершенно бескорыстно согласились принять участие в возрождении царицынского храма, долго искать не пришлось. Сегодня в составе попечительского совета больше 30 видных и ответственных бизнесменов и руководителей предприятий и список еще не закрыт.

– У нас нет специальных денежных средств, все будет зависеть от жертвенности наших горожан, – подчеркнул митрополит Волгоградский и Камышинский Герман. – Чтобы нам восстановить кафедральный собор, потребуется общее усердие.

Византийский стиль

По словам настоятеля Александро-Невского прихода протоиерея Вячеслава Жебелева, сегодня о своем желании помочь заявляют, те благотворители, которые готовы вложить свои средства в отдельные элементы будущего храма.

‑ Появляются меценаты, определившие себе те виды и объемы работ, с которыми готовы помогать, ‑ говорит отец Вячеслав. – Потому что, помимо возведения самого здания храма предстоит еще очень много выполнить внутри. Еще осенью 2016 года художественный совет проводил конкурс, чтобы определить лучшую артель художников для росписи стен будущей святыни.

По словам настоятеля Александро-Невского прихода, на конкурсе было рассмотрено пять ведущих российских организаций, среди которых лучшей на сегодняшний день признана одна московская мастерская. Но это пока предварительный выбор, окончательные итоги будут подведены позже.

Ка пояснил отец Вячеслав, существуют определенные требования, предъявляемые к подрядной организации. Артель из Москвы подходит по всем показателям. На рынке художественных услуг она работает уже более 20 лет, в ее резюме работа в 30 храмах в России и за рубежом, внутреннее убранство которых оформили именно ее специалисты.

‑ Это довольно крупная артель, где работает порядка 30 художников самого высокого класса, специализирующихся на храмовой росписи, ‑ говорит протоиерей Вячеслав Жебелев. – У этой мастерской пока предпочтительные шансы взять на себя главенствующую роль по оформлению внутреннего убранства Александра-Невского храма с привлечение других специалистов. Однако, нужно дождаться окончательных итогов конкурса по определению организации.

Одновременно разрабатывается концепция художественного оформления стен будущего кафедрального собора. Известно, что по благословению Владыки Германа роспись будет выполнена в Византийском стиле. Общая площадь настенной живописи составит 6,6 тыс. кв. м, без учета иконостаса.

Колокола для Александро-Невского кафедрального собора также изготовят в Москве. Всего будет отлито 15 колоколов, самый большой из которых будет весить 13 т.

‑ Четырнадцать колоколов обеспечат расширенный диапазон звучания, а самый большой колокол будет дополнять гамму, ‑ рассказывает протоиерей Вячеслав Жебелев. – Над созданием колоколов для нашего храма совместно с литейным заводом в Москве будет работать ведущий специалист по колокольному звону – насельник Московского Свято-Данилового мужского монастыря, старший звонарь иеродиакон Роман.

Как сообщал ранее «МК в Волгограде» со ссылкой на пресс-службу обладминистрации, нынешней весной начинаются отделочные работы, а также прокладка коммуникаций в будущем соборе. Полностью храм Александра Невского будет готов к 2020 г. Общая высота здания составит 58 м.

Справка «МК в Волгораде»

По данным Википедии, росписи интерьеров византийских храмов в отличие от раннехристианских церквей и соборов средневековой Европы не могут рассматриваться просто как набор обособленных изображений (икон) или же простой повествовательный цикл.

Византийское искусство росписи достигло наибольших высот и характеризуется тем, что каждый отдельный элемент есть часть органичного, неделимого целого, построенного на основе определенных принципов. Для её создания богослов был нужен не меньше, чем художник. Ансамбль византийской монументальной живописи существенно проиграет, если рассматривать его как сумму отдельных композиций. Эти композиции не задумывались как независимые произведения. Их создателей в первую очередь заботили взаимоотношения образов друг с другом, с архитектурным обрамлением и со зрителем.

Стройная система расположения сюжетов наглядно выражала основные истины христианского вероучения, прежде всего христологический догмат, то есть учение о Христе Спасителе. Однако роспись играла не только учительную функцию. Пришедший в храм человек не просто разглядывал те или иные изображения, но сам становился соучастником тех или иных событий священной истории. Византийские художники добивались такого впечатления, что изображенные на стенах и сводах храма святые присутствовали не в иллюзорном живописном пространстве (такого пространства в византийской живописи не было) как бы за гранью поверхности стены, но воспринимались как находящиеся в реальном трехмерном пространстве интерьера вместе с молящимся. В соответствии с учением о иконопочитании VII Вселенского собора образы Христа и святых являют их живое настоящее присутствие, так что «честь, воздаваемая образу, переходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней.

Все изображения в храме располагались в четком соответствии с их иерархией. Важнейшие, наиболее сакрально значимые зоны храма располагались вверху — купол и свод алтаря (конха апсиды), они символизировали духовное небо. Далее шли своды храма и верхние части стен, которые обычно отводились под изображение событий евангельской истории. Наконец нижние зоны интерьера представляли собой земной мир, где среди святых пребывал и пришедший в храм человек.

В столичных византийских храмах изображения располагались, как правило, только в верхних зонах храма, тогда как поверхности стен облицовывались мрамором. Исключения составляли отдельные ниши, выделенные на плоскости стен. Наиболее часто использовавшаяся мозаика лучше всего подходила к криволинейным поверхностям купола, сводов, тромпов, парусов и ниш. Только лишь в ансамблях, создававшихся на периферии Византии (в Италии, Каппадокии, на Руси и т. д.), росписи покрывали стены сплошным ковром.

Византийские мозаики имели ряд важнейших художественных черт. Сплошной золотой фон лишал изображения иллюзорной глубины, благодаря чему фигуры воспринимались находящимися в реальном пространстве интерьера. Фронтальность фигур была важнейшим условием контакта между зрителем и изображенными. В византийском искусстве IX—XI вв. профильное изображение лица воспринималось как неполноценное и использовалось только для изображения негативных персонажей. Поворот же спиной к зрителю делал фигуру вообще «отсутствующей» для византийского восприятия. В то же время строгая фронтальность разрушала взаимодействие персонажей между собой. Для этого часто использовался трёхчетвертной ракурс фигур (одновременно и к зрителю и к другим изображенным). Более того, размещая фигуры на вогнутых поверхностях, византийцы добивались взаимодействия их в реальном пространстве, располагая фронтальные фигуры друг напротив друга.

Позднее эти принципы уходят из византийского искусства. Изменяется также и лаконичный иконографический набор сюжетов. С XII века в византийских храмах (включая и другие страны восточного православного мира) вновь усиливается повествовательное начало, росписи становятся многословны. Они насыщаются множеством новых сюжетов и сюжетных циклов. Но ключевые составляющие программы остаются при этом почти неизменны. К ним прежде всего относится верхняя зона храма и алтарь.

Особо значимые изменения происходят в палеологовский период. Дорогостоящая техника мозаики вытесняется фреской. Изменяется трактовка пространства и построение композиции многофигурных сцен. В изображении возникает некоторая пространственная глубина, впрочем, всё равно лишенная прямой перспективы. Менее строгим становится и набор ракурсов, фигуры становятся более свободны и подвижны.

Основное иконографическое содержание византийской системы росписи продолжало служить образцом и для позднейшего искусства православных стран, в частности в росписях древнерусских храмов, несмотря на все новшества последующих веков. Выработанные в Византии принципы и иконография до сих пор наилучшим образом подходят для росписи православных храмов.




    Партнеры